Законодательство

Аннеси первые дни на фестивале

Дина Годер рассказывает о первых двух днях фестиваля Аненнси, о работах какие ей понравились и не очень. Также вы можете посмотреть трейлеры с описание и мнением автора, так как видео встроено в статью. Читайте и смотрите

В первый день мне удалось посмотреть пять программ. Во второй – четыре. Народу в Аннеси с каждым годом становится все больше, теперь попасть на сеансы, на которые не зарезервировал билеты – большая проблема. Рассказывать обо всем не буду, а только о том, что понравилось или было чем-то интересно.
Сначала посмотрите имиджевый ролик Аннеси первого дня, сделанный студентами школы Гоблен. Все пять будут посвящены женщинам-режиссерам. Первый – Алисон де Вер, которая тут получила Кристалл за фильм «Господин Паскаль».

 

Теперь начну с главного – с короткого метра. Первая конкурсная программа началась с фильма The Guardian итальянца Alessandro NOVELLI – это из «Процесса» Кафки разговор со стражем ворот. Запомнилась стильная белая графика на черном фоне, гравюрного типа и эффектность быстрых превращений несколько сюрреалистического толка, но в целом – ничего особенного. В этой же программе показывали «Другие берега» Васи Чиркова, на огромном экране они смотрелись прекрасно и вообще, как мне показалось, произвели на публику впечатление, хотя, в том, что там происходит, традиционно никто ничего не понял. Хитом этой программы был, во-первых Адам Эллиот с 20-минутным Ernie Biscuit, очередной своей историей про лузера. Это черно-белый пластилиновый фильм, где события происходят от довоенных годов до 60-х (отсюда и монохром, я думаю), герой – парижский глухой (вернее, не говорящий) таксидермист, который во время войны, мальчиком, лишился своей подружки-еврейки, а в 60-х вспомнил ее завет летать и «не быть насекомым», и на все деньги купил билет в Венецию. Но ошибкой прилетел в чудовищную дыру – Австралию – и там, после многих злоключений встретил новую любовь – слепую девушку. В общем, можно рассказывать много милых смешных и трогательных подробностей, но ничего принципиально нового по сравнению с прежними фильмами Эллиота, тут нет. Кто его любит (а я люблю) – полюбит и Эрни, кто нет – вряд ли теперь передумает. На следующий день на «завтраке с режиссерами», Адам рассказывал, что после полного метра «Мэри и Макс» ужасно устал и ему казалось, что он разлюбил анимацию. «Эрни» был задуман тоже, как полный метр, но поскольку денег не было и кино в результате пришлось делать короткое и очень низкобюджетное, Эллиоту пришлось снова, как прежде все делать самому, лепить, анимировать и др., а не руководить другими. И, как он говорит, любовь к анимации вернулась. Рассказал, что Австралия в 60-е была ужасной дырой и насчет еврейской темы, которая у него уже во второй раз появляется, сказал, что все его почему-то считают евреем, хотя это не так, но он очень любит еврейский тип юмора, склонный к трагикомедии, ну и вообще у него полно друзей евреев, так что тема не чужая. Ну и традиционно сказал, что Эрни – это он сам, кто, как не он еще – лысый, одинокий и несчастливый (несколько кокетничал, по-моему).
Второй хит программы –Amélia & Duarte, снятый двумя милыми девушками Mónica SANTOS (из Португалии) Alice GUIMARÃES, (из Германии) – он как раз пару дней назад получил один из призов Загреба. Нарядная, остроумная, с живыми актерами, история про любовь, а потом развод и страдания обоих половинок пары. Причем, все эти страдания превращаются в предметы – как флакончики со слезами. Стилистика немного в духе рекламы и мыльных опер, с фигурами, похожими на вырезанные фотографии из журнала. Кстати, рассказали, что в Загребе есть музей разорванных отношений, там, видимо, как раз такие артефакты собирают.
Тут трейлер: http://www.filmbilder.de/de/works/shorts/amelia_duarte.html
Как писали музыку к фильму с кусочками фильма.

Кроме того в первой программе короткометражек были: Sillon 672 француза Bastien DUPRIEZ – что-то энергичное и абстрактное, кажется на виниловых пластинках, немножко под МакЛарена (надо пересмотреть).

Еще французский – Yùl et le Serpent – реж. Gabriel HAREL – сама по себе хорошая история про взаимоотношения криминального типа парня со парнем-шестеркой, который для него ворует сумочки. И вот на очередную встречу с добычей этот шестерка привозит своего младшего брата-подростка, главный жлоб начинает над младшим измываться и унижать его, а слабак старший не в силах ему противоречить. Там много точных подробностей в смысле взаимоотношений, заканчивается полуфантастически тем, как мальчишка побеждает жлоба. Но в целом такое кино могло бы быть сильнее с живыми актерами. Еще был болгарский Postindustrial – реж. Boris PRAMATAROV. Сюрреалистические метаморфозы на материале стихотворения его брата. Почему-то сюрреалистических фильмов было много и выглядят они, как правило, очень старомодно. Этот особенно. Дальше – фильм Teeth режиссеров, учившихся в Англии, а потом разъехавшихся – в Венгрию Daniel GRAY и в Америку – Tom BROWN. Это не мешает им по-прежнему, вместе снимать, как и девочкам, снявшим «Амелию и Дуарте», технологии позволяют. Это одна из новых тенденций, которая не перестает меня удивлять. Сам по себе фильм «Зубы» – про человека, который был помешан на зубах и вставлял себе зубы животных, получился довольно отталкивающим, но режиссеры смешные и прежний их фильм t. o. m. – собрал кучу разных призов.

Ну и последний фильм программы – Sirenashow француза Yann GOODFAITH, который прославился мало мне нравящимся фильмом-антиутопией «Кукла Берни». Но этот – совсем уже какой-то чудовищный китч по дизайну, хоть и с очень мастерским компьютерным 3 D про рыбу, влюбившуюся в лже-русалку из шоу.
***
Имиджевый ролик фестиваля во второй день – «Клер», про Клер Паркер, жену Александра Алексеева, изобретшую вместе с ним игольчатый экран. Отдельная прелесть, как французские студенты представляют себе русского царя (как я понимаю, в короне это он)

Во второй день я смотрела вторую конкурсную программу и она мне понравилась еще меньше. Было ощущение, что в нее специально слили фильмы с социальной темой, поэтому она выглядела особенно безрадостно.
Иду по порядку: Love in the Time of March Madness – режиссеры Robertino ZAMBRANO, Melissa JOHNSON, правдивая история про то, как трудно девушке, выросшей до роста метр 95. Само кино – милое, но ничего особенного, главной фишкой был финальный поклон режиссеров, как это тут принято. Мелисса и впрямь высоченная и ее сорежиссеру далеко даже до ее плеча. Кстати, они тоже работают через моря и океаны – она живет в Америке, а он – в Австралии.

Haircut – режиссер Virginia MORI, не слишком увлекательная рисованная история про то, как девочка боится отрезать косу. Обставлено все чуть ли не как фильм ужасов, так и ждешь, что коса ее задушит, но нет.

Autos Portraits (Canada) – Claude CLOUTIER – про машины, которые весело поют и танцуют, пока из земли качают нефть, но в результате все они окажутся на свалке. Видимо, вместе с планетой. Выяснилось, что автор – очень известный канадский комиксист.

Goodbye Utopia – реж. Ding SHIWEI, эффектное полиэкранное кино, удивительно, что его в программу «Off Limit» не поставили. Экран разделен на 9 малых, в каждом происходит что-то свое – антикоммунстические метафоры в сюрреалистическом духе. По очереди то один, то другой из маленьких экранов как бы зумом расширяется на все пространство и мы можем наблюдать подробнее за всеми этими руками с мандатами-серпами-молотами, статуями и прочим коммунистическим хламом. Динг этот занимается и видео-артом. Удивительно то, что кино китайское, хотя явно протестное. Видимо, я многого про Китай не знаю.

Zepo – испанца César DÍAZ MELÉNDEZ, в сущности, не кино, а зарисовка, короткая и страшная про испанскую гражданскую войну. Очень изящная оранжево-красная песочная анимация (кроме песка еще соль простая и соль для ванн) – немая девочка собирает хворост, видит следы крови, идет по ним и видит на льду озера умирающего человека, нога которого попала в капкан. В ужасе бежит и встречает каких-то странных людей в форме – солдат или полицию, – но со страшными черными лицами. Они идут с ней, видят человека и пытаются девочку отогнать, а когда она не уходит – один проламывает под ней лед, и она тонет. Уходя, они по дороге аккуратно присыпают листьями другие капканы, чтобы были незаметны. Режиссер рассказывал, что вообще-то чаще он работает с куклами, а тут хотел сделать быстро и импровизационно, без сториборда. Но я как раз видела уже давно его красивый сыпучий клип.

Isand (Хозяин) эстонца Рихо Унта (Riho UNT) – длинная история про таксу и обезьяну, оставшихся в доме без хозяина. С ним что-то случилось и звери пытаются выживать сами. Но не выживают. Все долго, подробно, натуралистично – сначала вражда, потом дружба, такса – порядок и не нужный ум, обезьяна – дикая сила и предприимчивость. Унт – мастер кукольной анимации, но мне этот фильм мало нравится, кажется пошловатым. Впрочем, успех он имеет и на обсуждении сам Рихо был симпатичным и остроумным. Оказывается это сделано по какой-то старой эстонской прозе, еще до первой мировой войны. Но что характерно – все его уверяли, что кино политическое и даже интерпретировали в том смысле, что собака – эстонский народ и правда ли, что он считает, что теперь он тоскует без хозяина (намек, понятно, на русских). Рихо в большом изумлении отбивался, говорил, что не имел в виду политику, а только ответственность хозяина, но тут никого не убедить, люди страшно политизированы.

Black Tape сняли израильтяне, живущие в Дании Michelle KRANOT и Uri KRANOT (когда-то у них был фильм White tape). Новый – трехминутный фильм: две фигуры – солдат и заключенный, ноги которых словно связаны вместе черной лентой, в своем смертельном споре, наступлении-отступлении, когда разойтись невозможно, как будто танцуют танго. Потом таких пар становится все больше, они разные, но в других парах тоже один с оружием, другой без. Музыка кажется тоже Ури Кранота. Простая и эффектная метафора. И работает. Режиссеры рассказали, что у них будет еще и Ред тейп – тоже про насилие. Получится трилогия. Оказывается в качестве референса они получили съемку с Палестинских территорий от организации по правам человека. То есть в танец превращено реальное движение насилия

Suleima – документальная история сирийского режиссера (который сейчас живет в Берлине) Jalal MAGHOUT – очень упрощенно анимированный (рисованный и перекладка) рассказ сирийской женщины, которая борется с режимом , про свою жизнь. Детские впечатления, уход от нее мужа и детей и пр. но она не сдается. Сам по себе характер сильный, но неясно, почему это должно быть снято, как анимация. Режиссер, кстати, рассказал, что изначально были материалы правозащитной организации, проводящей исследования в Сирии, прежде всего с феминистским сюжетом. Оттуда он и взял одно из интервью. И его героиню сейчас арестовали в третий раз, но она не сдается. И фильм его она видела.
Последний фильм программы – Uncanny Valley австрийца Paul WENNINGER. В прошлом году мне очень понравился его формальный фильм Trespass, где он сам стоял и медленно действовал посреди стремительно меняющегося мира. Пишут, что он, оказывается, еще и хореограф и танцор – тогда какие-то вещи про движение становятся понятнее. В этот раз он снял с актерами в пиксиляции историю про двух солдат на первой мировой войне, как они бегут откуда-то с поля боя, один ранен, прячутся и др, все довольно долго и очень нервно. Снято так же (его актеры – танцоры): очень медленное движение актера, которое потом в монтаже убыстряется до нормального, зато окружающий мир меняется стремительно. Именно это дает нервность изображению, я думаю.Так из пяти часов съемки получается пара секунд фильма и, конечно, для такого движения нужны не актеры, а тренированные танцоры. А в конце внезапно герои оказываются в белом помещении, будто палатке красного креста, как во сне. И тут же после этого оказывается, что они замерли в стеклянном кубе, как детали экспозиции из диорамы в музее, и народ вокруг ходит и их рассматривает. Прямо чучела солдат. Воспринимается фильм, как очень длинный (13 минут), но, может, Веннингер специально тянет, показывая их жизнь, чтобы потом резко завершить. И почему-то финал этот на меня и правда произвел впечатление – припудренная, подчищенная война в витрине музея, как на сцене, и вокруг прогуливаются любопытные.
Еще в первый день посмотрела одну из восьми испанских программ – с экспериментальной анимацией, начиная с 70-х годов. Там было несколько фильмов с бескамерной анимацией – рисунком и царапаньем по пленке, и пара эффектных сюрреалистских в духе Шванкмаейера. К одному из них (Las partes de mi que te aman son seres vacios режиссера Mercedes GASPAR SALVO) – видео не нашла, а другой есть целиком. Estado de cambio, режиссеров David BETSUÉ, Marc VIVES

И еще несколько корявый, но эффектный пластилиновый фильм про Пикассо в мире своих произведений – Minotauromaquia, Pablo en el laberinto Spain – режиссер Juan Pablo ETCHEVERRY

Ну, и не могу не показать прекрасный клип на материале рекламы 60-х годов. Tengo miedo Spain, режиссера Laura GINÉS

Из полных метров за это время посмотрела «Камни в моих карманах» Rocks in My Pockets Signe BAUMANE– это вне конкурса. Сама она его называет «смешным фильмом про депрессию», но на самом деле смешного там не много, хоть она и много проявила изобретательности. Самое сильное в этом фильме – это, собственно, ее искренность, сила, которую она тратит на то, чтобы разобраться со своей историей, с женщинами рода, которых преследуют депрессии и стремление к суициду. Понятно, что таким образом она сама борется с наступающей тьмой и депрессией. Но, к сожалению, действительно выразительного прием на полный метр, точного драматургического хода она не нашла, и просто ведет последовательный рассказ, начиная от бабки. Поначалу это выглядит просто как исторический науч-поп, бедная жизнь в Латвии, русская оккупация и др, а не кино. Важная для нее проблема проявляется совсем не сразу и тоже долго идет довольно заурядным рассказом-перечислением проблем. К концу как-то выруливает, но все же жалко, видно, что в ее силах было сделать на этом материале отличное кино, если бы нашелся хороший сценарист.

Ну и пару слов про открытие. «Пророк», которого я рекламировала в анонсе, к сожалению, оказался полной фигней. Сама пошлая и сладкая история про пророка Мустафу выглядит прямо халтурой, встроенные истории хороших независимых режиссеров, на которые была главная надежда, особенно ситуацию не спасают, поскольку кажется, что все это какие-то приторные банальности, выдающие себя за мудрость. Проверьте сами – в трейлере есть и то, и другое.

Остальное позже.
Share: