Законодательство

Необычный подъем российской мультипликации

Мария Терещенко рассказала о положении российской анимации в наше время. В чем подвох современной популярности мультипликации и где подводные камни. На что жалуются создатели успешных проектов и как искать выход.

Мария ТЕРЕЩЕНКО
   Необычный подъем российской мультипликации становится поводом для привычных вопросов: кто виноват и что делать. Минувший год был наполнен приятными для российской мультипликации событиями, из которых самое свежее – новость о вхождении мультфильма Константина Бронзита «Мы не можем жить без космоса» в шорт-лист «Оскара». Новость, к слову сказать, совершенно ожидаемая, поскольку этот мультфильм и по количеству призов, и по отклику, несомненно, можно назвать самой заметной авторской короткометражкой года.
   В результате все чаще мне как эксперту задают вопрос: как сейчас обстоят дела с российской мультипликацией. В целом. Вообще. Вопрос этот и странный, и понятный одновременно. Разве сами не видите? Достаточно включить канал «Мульт», чтобы узнать, как много делается сериалов. Или пойти в кино на сборники «Кинодетства», чтобы увидеть авторские короткометражки. Посмотреть на афишу, чтобы обнаружить в ней полнометражные мультфильмы отечественного производства. «Крепость», «Савва», незадолго до этого вышло «Необыкновенное путешествие Серафимы» (шутка ли, почти 90 млн. рублей в прокате собрал). Среди анонсов можно уже увидеть обещание «Ивана Царевича и Серого волка 3», а также вторых полнометражных «Смешариков» («Легенда о золотом драконе» они называются и выйдут в марте 2016-го).
Необычный подъем российской мультипликации
   Одним словом, есть что посмотреть. И зрители смотрят, при этом не только наши. «Снежная королева 2» параллельно с Россией вышла еще в нескольких странах и довольно быстро заработала в зарубежном прокате более 5 млн. долларов. Об этом много писали. Однако не писали о том, что фильм до сих пор продолжает свое триумфальное шествие по миру, выходя то там, то здесь. Сериал «Маша и Медведь» побил все рекорды по просмотрам в YouTube, завоевал массу престижных наград, вошел в разные престижные топы – и об этом тоже много говорилось. Но не обязательно даже и читать специальные тексты: достаточно зайти в какой-нибудь европейский магазин, где еще продаются диски, чтобы обнаружить «Машу и Медведя» на почетном стенде между «Миньонами» и «Смурфиками».
   Невооруженным глазом вроде бы видно, что с российской анимацией все хорошо. Откуда же возникает этот странный вопрос? Возможно, потому, что журналисты, которые специально анимацией не занимаются, интуитивно чувствуют в этом «хорошо» какой-то подвох. В конце концов в России все обычно бывает как-то не очень, а тут вдруг… хорошо. С чего бы это?
   К сожалению, подвох действительно есть. Проблема российского анимационного успеха в том, что он совершенно не системный. Он возник не от того, что у нас выросла устойчивая крепкая индустрия, не из государственной политики, не из планомерной длительной работы всей страны, а из энтузиазма очень небольшой группы людей, которые не благодаря, а вопреки всему создали нашу сегодняшнюю мультипликацию, совершая свои маленькие (совершенно не заметные широкой публике) чудеса героизма. Этих людей, которые создают, показывают, продвигают нашу мультипликацию, можно без особенного труда перечислить поименно.
   Какая, казалось бы, разница, системное это развитие или нет. Выясняется, что огромная. Сегодня эта самая группа энтузиастов, достигшая нынешних успехов, все чаще сетует на нехватку ресурсов. Буквально недавно продюсер сериала «Маша и Медведь» говорил о сомнениях по поводу третьего сезона: хватит ли на него ресурсов. И речь шла вовсе не о деньгах, как подумали многие, а в первую очередь о человеческих, творческих ресурсах. Даже те студии, которым удалось раскрутить один проект, с большой осторожностью принимаются за новые. Нехватку аниматоров, режиссеров, сценаристов компенсировать труднее, чем нехватку финансов. Хорошие, опытные, профессиональные кадры – нарасхват, а запускать новый проект без надежных людей, как показывает практика, себе дороже.
Необычный подъем российской мультипликации
   Не то чтобы новые люди вообще не приходили в анимацию. Кто-то появляется из государственных вузов (их раз-два и обчелся, да и обучают в них плоховато), кто-то из частных (в них учат получше, но и таких учебных заведений очень мало), кого-то студии выращивают сами на курсах и во время работы… В любом случае число профессионалов уступает даже потребностям сегодняшнего дня: что уж говорить о потенциальном развитии, для которого руки и головы нужны не меньше, чем деньги.
   Впрочем, кадровая проблема – не единственная. Политика ТВ-каналов, поведение прокатчиков, схемы и порядки государственного финансирования… Вообще, если задуматься, в нашей стране мало что способствует развитию мультипликации. Для того чтобы оно происходило, студиям приходится выжимать максимум. Они так и делают. Достаточно сказать, что из трех видов кинематографа (игровой, документальный, анимационный) у мультипликации сегодня наилучший результат с точки зрения эффективности вложенных государством денег. Не менее 2/3 произведенных за государственные деньги мультфильмов можно назвать в том или ином смысле успешными: нестыдный прокат (в том числе и зарубежный), ТВ- и интернет-показы, активное фестивальное участие и международные призы… Однако не похоже, чтобы чиновники это отслеживали. Иначе как объяснить, что государство не вкладывает более серьезных ресурсов (финансовых, административных, политических) в такую перспективную в мировых масштабах отрасль, как анимация, учитывая, что ее представители уже неоднократно показывали, как хорошо они умеют работать.
Автор – кинообозреватель «НИ»
Share: