Лица

Хаяо Миядзаки о работе над фильмом Ветер крепчает

Хаяо Миядзаки расскажет в интервью о работе над фильмом “Ветер крепчает”. С чего все началось, с какими трудностями столкнулись при создании мультфильма. В чем разница между большим количеством выпускаемых фильмов и маленькими студиями

Легендарный режиссер и аниматор рассказывает о своей последней и наиболее спорной работе «Ветер крепчает».

Трейлер фильма “Ветер крепчает” 

   Много было написано за эти годы о Хаяо Миядзаки. Фаны его творчества с благоговением говорят о нем. Изобилие героев и красота дизайна, лежащие в основе его рассказов всего лишь намек на сложность и глубину его фильмов, которые бьют японские кассовые рекорды, а в случае с «Унесенными призраками», так и вовсе взял премию Американской киноакадемии. Добавьте к этому его прошлогоднее откровение об отходе от дел, и поднявшийся шум вокруг его крайней, и якобы последней работе, «Ветер крепчает», становится естественной реакцией взволновавшейся публики.
   «Ветер крепчает», во многих отношениях, включая историю и полемику, которую он вызвал по всей Японии, очень сильно отличается от других работ Миядзаки. В основу взята реальная история японского инженера самолетов Джиро Хорикоси, «Ветер крепчает», это история триумфа и личной трагедии, фатальной истории любви, а также возможность заглянуть в японское общество в годы, предшествовавшие Второй мировой войны.
   Я имел честь поговорить с режиссером фильма, который поделился своими чувствами о том, что его привлекло в этой конкретной истории, ожидал ли он возникновение споров в своей стране и с какими проблемами ему пришлось столкнуться в процессе работы над картиной.

Хаяо Миядзаки о работе над фильмом Ветер крепчает

 
Кадр из фильма “Ветер крепчает”
   Дэн Сарто: Почему захотели рассказать эту историю? Что изначально к ней привлекло и что подвигло вас создавать Манга и в конечном итоге анимационный фильм?
   Хаяо Миядзаки: Рисование Манга, на самом деле, сперва было моим хобби. Мой режиссер, г-н Судзуки посмотрел на рисунки и сказал: “Почему бы тебе не сделать фильм?” И это стало отправной точкой. Но я отказывался много раз, говоря, “Этим не сделаешь хорошее кино”, потому что мы должны были бы оставить детей в стороне, так как такой фильм будет скорее нацелен на взрослую аудиторию.
   Кроме того, сотрудники, которых мы нанимаем на Studio Ghibli, они не очень хорошо знают историю. Я думал, что это будет достаточно трудно их этому научить. Этозаймет слишком много времени. К тому же, будет сложно рисовать старые самолеты.
   Но, продолжая беседы с моим режиссером, мы, наконец, пришли к выводу, что все-таки хотели бы попробовать сделать это кино.
   Дэн Сарто: Какая часть этой истории по-особому отозвалась в вас, что пробудило желание сделать фильм?
   Хаяо Миядзаки: Так как я был еще не достаточно взрослый, я помню только последние годы Второй мировой войны. А период до того как Япония вступила во Вторую мировую войну, это было время моих родителей. Все то время для меня окрашено серым цветом. Я не знаю, что случилось, и я не имел представления о той эпохе. Джиро Хорикоси и Хори Тацуо были мне очень интересны. Они оба пережили очень печальные события в своей жизни в течение этого периода. Я захотел рассказать их историю.

Хаяо Миядзаки о работе над фильмом Ветер крепчает

Хаяо Мидзаяки
   Дэн Сарто: Раньше вы отказывались делать этот фильм, потому что он не для детей, а теперь, когда он уже готов, как думаете, дети его оценят? Есть ли в нем что-то общее, как для взрослых, так и для детей?
   Хаяо Миядзаки: Один из сотрудников в студии отметил, что даже если дети не понимают фильм сейчас, то придет день, когда они его поймут. Они его запомнят и поймут смысл. Как-то я сказал команде, что сами себе копаем яму, создавая этот фильм [смеется].
   Дэн Сарто: Теперь, когда фильм вышел я могу вас уверить, что ваше тогдашнее замечание о копании ямы не подтвердилось, так как фильм вышел достойным. Каковы были самые большие проблемы, с которыми вам как режиссеру лично и всей команде в целом, пришлось столкнуться в процессе создании фильма?
   Хаяо Миядзаки: Прежде всего, это то, что стиль фильма показывает период времени, который полностью отличается от того, в котором мы живем сегодня. То, как вежливо и обходительно вели себя японцы прошлого века и то, что есть сейчас – разные вещи. Например, как сидеть на татами и как ходить в кимоно. Нам всем снова пришлось узнавать обычаи и культуру поведения того образа жизни. Мы использовали много старых фотографий в качестве референсов. Нам необходимо было представить себе Японию во времена, когда воздух был менее загрязненный, чем сегодня. Это была одна из самых больших сложностей, с которыми мы столкнулись в создании этого фильма.
   Говоря о себе, то к тому времени, мне уже исполнилось 40, и я уже создал то, о чем грезил в детские годы. В некотором смысле, я уже сделал то, что всегда хотел сделать. После того, большой проблемой было найти хорошую историю для фильма. Это было похоже на то, как входить в темную комнату, когда не знаешь куда идти.

Хаяо Миядзаки о работе над фильмом Ветер крепчает

Кадр из фильма “Ветер крепчает”
   Дэн Сарто: Я уверен, что вас уже спрашивали об этом 1000 раз, так что я прошу прощения за то, что я 1001-й который задает вам этот вопрос. Я читал ваше заявление о том, что это ваш последний фильм перед уходом на пенсию. Но также есть информация и о том, что это не так и вы продолжите творить дальше. Итак, это правда, что «Ветер крепчает» ваш последний фильм перед уходом на пенсию?
   Хаяо Миядзаки: Мне все такие не стоило давать эту пресс-конференцию, где я говорю об уходе. Так как даже самые близкие мне люди не верят в это. [смеется]. Когда производство над фильмом только началось, я не думал, что «Ветер крепчает» станет моим последним фильмом. Такие мысли появились, когда производство было закончено, и я подумал: “Окей, это мой последний фильм.”
   Дэн Сарто: Этот фильм был принят с негодованием в Японии. Вас обвинили в «провоенном» настрое и популяризации человека, который разрабатывал военные машины. На вас обрушилась критика японских либералов и консерваторов. Когда вы решили сделать этот фильм, ожидали такую реакцию?
   Хаяо Миядзаки: С одной стороны, я это предусмотрел. Но с другой стороны, я думал, что споры и дискуссии будут гораздо глубже, чем те, которые я наблюдаю сейчас. Я думал о том, как мы должны будем решать эти беспорядочные ситуации, с которыми сталкиваемся сейчас, как нам жить в такие трудные времена.
   Я против использования ядерной энергии. Но когда я побывал на пресс-конференции с инженерами, работающими на [Фукусима] электростанциях, я увидел такую же благородную душу, что я изобразил и в Джиро Хорикоси, главном герое фильма.Проблемы нашей цивилизации так глубоки и сложны, что не всегда можно дать чему-то однозначное, конкретное определение и сказать что это “хорошо” а это “плохо”.

Хаяо Миядзаки о работе над фильмом Ветер крепчает

 
Кадр из фильма “Ветер крепчает”
   Дэн Сарто: Ваши фильмы били рекорды кассовых сборов в Японии, но имели разную степень успеха в США, отчасти из-за проблем дубляжа и распространения. Но и также есть теория, что американские зрители находят ваших персонажей двусмысленными (неоднозначными), не имеющими четкой позиции – хороший или плохой. В ваших фильмах хорошие парни не всегда хорошие, и также плохие персонажи не всегда плохие. А аудитория ищет конкретного распределения ролей – это черное, а это белое. Как вы думаете, большинство американских зрителей понимают смысл ваши фильмов и могут соотносить себя с историями, которые вы рассказываете?
   Хаяо Миядзаки: Американцы понимают мои фильмы по-разному. Я никогда и не стремился сделать фильм, где вы можете легко сказать “Это да” или “Это нет”. Не все так просто и ясно. В том числе и история. Мы не можем так просто сказать: “Да” или “Нет”.
   Я люблю Америку за ее великодушие. Знаете, этот фильм был сделан в Японии. А мы сражались с США во времена Великой Отечественной войне, так что я благодарен, что вы смотрите мои фильмы.
   Дэн Сарто: Есть ли определенная часть творческого процесса, которая доставляет вам особое чувство удовлетворения?
    Хаяо Миядзаки: Я нахожусь в высшей точке удовлетворения, когда моя команда делает работу хорошо. Когда одно изображение или сцена нарисована так, что не придраться – я очень счастлив.
   Дэн Сарто: Как вы думаете, большие анимационные студии достаточно рискуют, создавая их многичисленные истории?
   Хаяо Миядзаки: Говоря по собственному опыту, я бы сказал, что студиям не стоит становиться слишком большими и им следует выпускать меньше фильмов. Мне кажется, мой режиссер согласился бы со мной. Производя слишком много фильмов, это ставит вас в суетливое положение. Постарайтесь оставаться скромными. На самом деле, Studio Ghibli уже стала, возможно, слишком большой. Я думаю, что 100 сотрудников было бы вполне достаточно. Но когда мы начали использовать компьютеры, число сотрудников выросло. У нас не было выбора, кроме как становиться больше. Вы нанимаете больше людей – нужно больше денег, и соответственно вам нужно делать больше фильмов.
   Когда я встречаюсь с моими друзьями из Aardman Animation Studios, расположенной в Великобритании, они постоянно повторяют, что как было бы здорово вернуться в гараж, где они вдвоем начали делать анимацию.

Хаяо Миядзаки о работе над фильмом Ветер крепчает

Кадр из фильма “Ветер крепчает”
   Дэн Сарто: Так как вы используете компьютеры в вашей студии, вы когда-нибудь задумывались над созданием 3D продукта?
   Хаяо Миядзаки: Нет, я могу делать анимацию только в 2D. И это единственный возможный для меня формат. Я даже не знаю, как пользоваться смартфоном.
   Дэн Сарто: Оглядываясь на свою карьеру, на плоды вашей работы, у вас есть фавориты?
   Хаяо Миядзаки: Да, есть пара. Прежде всего, я аниматор и есть пара созданных мной сцен, которые мне особо дороги. На самом деле, это было еще тогда, когда я не работал в качестве режиссера. Мне было очень интересно работать аниматором. Режиссер думает более общим планом, чем узконаправленно. Работа режиссера это нелегкий труд.
   Дэн Сарто: Чем планируете заняться на пенсии?
   Хаяо Миядзаки: Я буду продолжать делать то же самое, что я делаю каждый день. Есть проекты для выставки в музее Ghibli, а также короткометражные фильмы, которые мы показываем только в музее. Я также хочу продолжить заниматься своим хобби – рисовать Мангу. Я, как и прежде буду занят.
   Дэн Сарто: Пару слов мудрости для следующего поколения аниматоров?
   Хаяо Миядзаки: Не идите дорогой другого человека. Стремитесь найти свой собственный путь.
Перевод: Natalie Gonchar
Share: