Новости Компанний

Союзмультфильм с новым директором, каково будущее Русской анимации

Я понимаю, что государство всерьез за анимацию взялось, что задействованы влиятельные люди, что все это, включая обозначенную для Союзмультфильм художественную программу и предыдущую деятельность мин. культуры в других сферах, довольно однозначно свидетельствует о далеко идущем плане по централизации анимационной индустрии.

Есть такой анекдот:
Идет секретное заседание верхушки рейха. Вдруг в кабинет заходит Штирлиц, в руках у него ваза с апельсинами. Штирлиц ставит на стол вазу с апельсинами, потом идет к сейфу, достает оттуда секретные документы, фотографирует их и уходит. Все в шоке.
– Кто это был, и что он тут делает?
– Да это штандартенфюрер Отто фон Штирлиц, русский разведчик.
– А чего ж вы его не схватите?
– Все равно выкрутится — скажет, что апельсины приносил…
 Союзмультфильм с новым директором, каково будущее Русской анимации
И вот сейчас, после назначения нового директора «Союзмультфильма», я чувствую себя героем этого анекдота. Я понимаю (и не только я), что государство всерьез за анимацию взялось, что задействованы влиятельные люди (например, известно, что новый директор Андрей Добрунов активно сотрудничает с главой «Ростеха» Сергеем Чемезовым, о чем он упомянул сегодня на официальной пресс-конференции по случаю своего представления: в частности Чемезов, по словам Добрунова, поддерживает проект «Сергий Радонежский»), что все это, включая обозначенную для Союзмультфильма  художественную программу (патриотическое кино) и предыдущую деятельность минкультуры в других сферах (например, укрупнение фестивалей), довольно однозначно свидетельствует о далеко идущем плане по централизации анимационной индустрии. Можно предположить, что через год-другой Союзмультфильм станет главным, а скорее даже единственным получателем анимационных госсредств, а остальные студии окажутся перед недвусмысленным выбором: либо идти под Союзмультфильм-крышу, либо самим зарабатывать на жизнь.
 Союзмультфильм с новым директором, каково будущее Русской анимации
Перспективы эти кажутся более чем реалистичными в данный момент, однако пока что речь идет только об апельсинах, и подобное прогнозирование представляется беспочвенным, неаргументированным, даже, может, лишенным оснований. Поэтому я не буду прогнозировать, а предложу вам всего лишь гипотезу.
Итак, давайте представим, что такое может произойти. То есть представим, что это уже как бы произошло, что нынешний минкультовский конкурс – последний, а со следующего года единственным получателем госсредств на анимацию станет «Союзмультфильм». Разумеется, «Союзмультфильм» пригласит к сотрудничеству как минимум художников, а возможно даже некоторых продюсеров. У них теперь будет большое помещение, возможно, даже технологические мощности, так что желающим поработать будет предоставлен кров и дом. Большая дружная анимационная семья. Что там? Питательный бульон? Возрождение былого величия бренда? И наверняка приглашенным под чутким руководством разрешат даже снимать не только патриотические фильмы, а, страшно подумать, чуть-чуть артхаусного кино, ибо у нас в стране, как известно, демократия и свобода слова.
Конечно же, у «Союзмультфильма» будет пусть небольшой, но устойчивый национальный кино-прокат и, разумеется, свой ТВ-канал – тот самый, который Мединский обещал Ассоциации анимационного кино. Благо ААК уже в общих чертах сделала проект, и название у канала звучное… «Союзмультфильм».
Так вот, скажите, вам нравится такая перспектива? Или не нравится? Или все равно?
Я пытаюсь понять, почему эта перспектива так не нравится мне. Я же, например, ничего не имею против канадского NFB – одна из самых идеальных структур для развития короткометражной анимации. Да и другие есть примеры вполне приятной централизованной политики. Однако вот именно на российскую почву такой опыт мне бы переносить не хотелось.
Может, дело в том, что Россия сегодня не очень похожа на Канаду? И для меня будущая корпорация Союзмультфильм представляется вовсе не пристанищем для великолепных авторских экспериментов и искрометного коммерческого ширпотреба, а платформой для создания религиозно-патриотической жвачки? Нет, поймите меня правильно, я не против патриотизма или религии, даже исключительно за то, чтобы любить Родину и Бога, однако патриотизм и религиозность сегодняшней России имеют зачастую какой-то дурной запах, не говоря уж о вкусе.
А может, дело в том, что в России плохо умеют разделять бизнес, искусство и идеологию? Я вот постоянно слышу, как старый «Союзмультфильм» был финансово успешен (ну, конечно, в системе абсолютного государственного протекционизма он мог бы делать любого уровня продукт, и дети бы это смотрели просто потому, что нужно же что-нибудь смотреть). Так что очередная государственная гавань, укрытая от штормов конкуренции, в очередной раз создаст видимость благополучия, а потом, когда пристанище рухнет, наше отставание от других стран будет исчисляться уже не парой десятилетий, а полувеком?
Или же подкашивает мое отношение вера в то, что культура – это типа английского газона, который нужно посадить и 300 лет подстригать, а у нас в стране, как всегда, «до основания», а потом «кто был никем, тот станет всем». Так не бывает. Постоянство и последовательность – одна из основных черт успешной культурной политики, тем более в анимации, которая связана с таким долгим, утомительным, высокотехнологическим производством, взяться за которое можно только при наличии уверенности в завтрашнем дне. И сейчас, когда уже немного сформировалась и стала развиваться культура нулевых, смена курса была бы ох как некстати.
И, может, это всего лишь апельсины, но сегодня государство в очередной раз показало свою непоследовательность. Смены курсов, спонтанные назначения, директора на две недели… И сейчас очень чувствуется, что завтрашний день нашей анимации покрыт туманом, что в нем может произойти все и даже все остальное.
Маша Терещенко
Share: